История ислама в Чечне. - Форум
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Reni, bagdan 
Форум » История » История » История ислама в Чечне.
История ислама в Чечне.
Reni Дата: Вторник, 12.10.2010, 21:01 | Сообщение # 1
Дирекция

Статус настроения

Супер заслуги

Трафик пользователя

Награды пользователей: 636 Вручить награду
Сообщений: 13700
Репутация: 27898

Особые награды

репутация 25000 репутация 15000 QOMAN TURPAL - За репутации 10000 Снегурочка нашего сайта на 2014 год За 10000 Сообщений

Награды

За 20 Сообщений и Добро пожаловать За хорошую репутации 10 За хорошую репутации 50 За хорошую репутации 100 За хорошую репутации 250 За хорошую репутации 500 За хорошую репутации 750 За хорошую репутации 1000 За хорошую репутации 2000 За хорошую репутации 3000 За хорошую репутации 4000 За СУПЕР репутацию За 100 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений За 6000 Сообщений За 7000 Сообщений За 8000 Сообщений За 9000 Сообщений
История ислама в Чечне.

Проникновение ислама в 13-15 вв. в чеченские племена и общины сплотило народ по принципу "братьев-мусульман".

В качестве официальной религии ислам впервые был принят в царстве Симсим на юго-востоке Чечни в эпоху Золотой Орды. Это исламское государственное образование (на территории нынешних Ножайюртовского и Гудермесского районов) имело союзнические отношениях с единоверной Ордой, в то время как жители юго-западных обществ (мялхи, мелхистинцы, лам-акки) оставались преимущественно христианами и в правовом отношении придерживались адата - кодекса родовых законов.
Ислам принимали жители неподвластной Орде вольницы Нашах по мере того, как они переселялись на равнинные земли. К моменту падения Золотой Орды ислам в предгорьях Кавказа уже укрепился довольно прочно. Его постулаты (шариат) оказались для местного населения даже более привлекательными, чем законы общиного права - адата. Тем более, что ряд принципиальных положений адата и шариата совпадали. О том, что большинство чеченцев еще в 15-16 веках были мусульманами, свидетельствуют захоронения того времени. К 1405 - 1406 годам относится сооружение первого из дошедших до нас религиозного мусульманского памятника - мавзолея Борга-Каш у селения Плиево (Назрановский район). Он был возведен в честь некоего Бек-Султана, сына Худайнадо.
Интенсивному проникновению ислама способствовали экономические, культурные и политические связи чеченцев и ингушей с населением Кабарды, Кумыкии, Крымского ханства с Османской Турцией и шахской Персией. В 16-17 веках вайнахи вступили в более тесные экономические, культурные, политические связи с другими северокавказскими народами, исповедовавшими ислам. В преданиях сохранились имена первых проповедников ислама в чеченском обществе: Термола, Бата, Берса. Рассказывают, что воспринимали их проповеди не однозначно. В горные общины ислам проникал долго и неравномерно. На первых порах новая религия впитывала в себя древние чеченские традиции, стараясь приспособиться к ним. Часто вокруг старинного фамильного склепа появлялись стеллы-чурты над мусульманскими могилами родственников, отступивших от дедовских норм похоронного ритуала, но не порвавших с сородичами-язычниками. И все же в вайнахских захоронениях периода распространения мусульманства языческие традиции преобладают. Их можно проследить в орнаментации надмогильных стелл. Среди чисто мусульманских надгробий на кладбищах часто встречаются стеллы, на которых изображены вещи, находящиеся по языческому ритуалу в могиле умершего: национальная одежда, украшения, пояса, обувь, газыри, кинжалы, сабли, пистолеты. На некоторых стеллах изображены фигуры людей, животных и птиц. Глубокой древностью веет от стелл, скульптурно повторяющих очертания человеческой фигуры. Истоки такого оформления надмогильников уходят вглубь веков.
Интересным памятником 16-17 вв. является мусульманская жилая башня в обществе Макажой /на границе с Дагестаном/. В этом сооружении угадывается традиционная башенная архитектура вайнахов, переосмысленная с учетом потребностей новой религии. Та же тенденция просматривается в мечети у селения Эткала, что неподалеку от Итум-Кале в Аргунском ущелье. Здание величественно и фундаментально, выдержано в традициях исламской архитектуры. Но минарет построен в виде миниатюрной изящной типично вайнахской боевой башни с пирамидально-ступенчатым перекрытием и узенькими окнами-бойницами. В течение 16-19 вв. постепенно – то сотрудничая, то противопоставляя себя древним традиционным верованиям и христианству - ислам стал господствующей и единственной религией у вайнахов.
Окончательное утверждение ислама в Чечне связано с усилением национально-освободительного движения. Первым крупным лидером национально-освободительной войны, поднявшим знамя «газавата» - религиозной войны против неверных, т.е. немусульман - был пастух Ушурма из аула Алды на месте которого, позже была возведена крепость Грозный. Ушурма известен в истории под именем шейха Мансура (Победителя). Религиозно-политическая программа Мансура была поддержана духовенством не только Чечни, но и Дагестана и Азербайджана. Речь шла об объединении северокавказских народов под знаменем ислама в единое государство. Нестабильность в 80-х годах 18 века на Северном Кавказе связана с именем шейха Мансура. Волна народных выступлений спала в 1791 году, после ареста мятежного шейха.
В 1834 году Шамиль реализовал идею шейха Мансура: был создан имамат - исламское светско-религиозное государство, просуществовавшее 27 лет. Под знаменем религиозной войны с немусульманами – «газавата» Шамиль объединил горцев Северного Кавказа на борьбу против колонизаторской политики царизма. Ислам в период имамата Шамиля, соединяя светскую и религиозную сферу, был синтезом религии, политики и права.
С середины 19 века в Чечне начал распространяться ислам суфийского толка. Две этимологии понятия «суфий» дают представление о характере вероучения: от греческого «sophos» – мудрец; от арабского «суфи» - носящий грубые шерстяные одежды, аскет. Для суфизма характерны сочетание идеалистической метафизики с аскетической практикой, веротерпимость. Учение суфиев среди вайнахов распространял великий поборник идеи непротивления злу насилием, шейх Кунта-Хаджи Кишиев. Его деятельность преследовалась имамом Шамилем: прежде всего в связи с выступлениями Кунта-Хаджи против войны.



Нет силы победить, пусть хватит гордости непокориться!
 
Reni Дата: Вторник, 12.10.2010, 21:11 | Сообщение # 2
Дирекция

Статус настроения

Супер заслуги

Трафик пользователя

Награды пользователей: 636 Вручить награду
Сообщений: 13700
Репутация: 27898

Особые награды

репутация 25000 репутация 15000 QOMAN TURPAL - За репутации 10000 Снегурочка нашего сайта на 2014 год За 10000 Сообщений

Награды

За 20 Сообщений и Добро пожаловать За хорошую репутации 10 За хорошую репутации 50 За хорошую репутации 100 За хорошую репутации 250 За хорошую репутации 500 За хорошую репутации 750 За хорошую репутации 1000 За хорошую репутации 2000 За хорошую репутации 3000 За хорошую репутации 4000 За СУПЕР репутацию За 100 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений За 6000 Сообщений За 7000 Сообщений За 8000 Сообщений За 9000 Сообщений
История и современность.

Процесс исламизации чеченцев знает семь этапов. Первый этап связан с арабскими завоевательными походами на Северный Кавказ, арабо-хазарскими войнами (VIII-Xвв.), второй этап связан с исламизированными верхами половцев, под влиянием которых находились нахи (XI-XII вв.), третий этап связан cвлиянием Золотой Орды (XIII-XIV в.), четвертый этап связан с нашествием Тамерлана (XIVв.), пятый связан с влиянием мусульманских миссионеров Дагестана, Кабарды, Турции (ХV-XVIвв.), шестой этап связан с деятельностью шайха Мансура, нацеленного на утверждение шариата, седьмой этап связан с деятельностью Шамиля и Ташу-Хаджи, боровшихся с адатами, утверждая шариат, восьмой этап связан с воздействием на чеченцев шайха Кунта-Хаджи и других суфийских учителей.
Начало массового распространения ислама среди предков чеченцев относится к XIV веку, хотя есть основание полагать, что диффузно ислам проникал среди чеченцев еще в IX-X веках, что связано с проникновением на территории чеченцев арабских полководцев и миссионеров.
В целом распространение ислама среди чеченцев – сложный противоречивый и многовековой процесс адаптаци к этнокультурной реальности. Ислам распространялся как насильственными мерами - завоевательными походами арабов, так и мирными средствами - посредством миссионерской деятельности. В Чечне, а в целом и на всей территории России, утвердилось суннитское направление ислама, представленного шафиитскими и ханифитскими мазхабами.
На Северо-Восточном Кавказе (Дагестане, Чечне и Ингушетии) ислам имеет форму суфизма, функционирующего посредством тарикатов накшбандийа, кадирийа и шазалийа, оказавших духовно-культурное и политическое влияние на многие народы региона. В Чеченской Республике распространены только тарикаты накшбандийа и кадирийа, делящиеся на религиозные группы – вирдовые братства, общее их число достигает тридцати. Последователи суфизма в Чеченской Республике – мусульмане сунниты, опирающиеся на базовые положения ислама, но при этом, следуют суфийским традициям, почитая своих устазов, известных им шайхов, авлийа. Большое место в религиозной деятельности традиционалистов отводится устным молитвам, выполняемым обрядам, паломничеству к святым местам, исполнению религиозных ритуалов – зикров, строительстве зияратов (мовзалеев) над могилами умерших устазов. Эта многовековая духовно-культурная традиция в современных условиях, благодаря деятельности Президента Чеченской Республики и муфтията активно реанимируется, достигая своего апогея. Ислам в Чечне, в силу его многовековой адаптации к народной культуре, отличается либеральностью, терпимостью к иноконфессиональным системам.
В Чеченской Республике, начиная с 1992 года, стало распространяться нетрадиционное для региона новое учение - так называемый ваххабизм, представляющее собой религиозно-политическую альтернативу для локального ислама. Деятельность ваххабитов имела выраженный политический характер и была направлена против общества и государства. Радикализм и экстремизм ваххабизма был детерминирован переходом от одной социально-политической системы к другой, распадом СССР, деидеологизацией, демократическими преобразованиями, слабостью государственной власти. Началось бурное возрождение традиционного ислама, что проявляется не только в строительстве мечетей, религиозных школ, но и в духовном просвещении молодежи. Традиционалисты в своих повседневных проповедях мусульман призывают к единению, духовному возвышению, осуждают наркоманию и многие другие греховные поступки.



Нет силы победить, пусть хватит гордости непокориться!
 
liana_84 Дата: Вторник, 12.10.2010, 22:35 | Сообщение # 3
Рядовой

Статус настроения

))))))))

Супер заслуги

Трафик пользователя

Награды пользователей: 352 Вручить награду
Сообщений: 0

Особые награды

Награды

Reni, barkallax konfetbudesh ^_^

 
Reni Дата: Среда, 10.11.2010, 20:15 | Сообщение # 4
Дирекция

Статус настроения

Супер заслуги

Трафик пользователя

Награды пользователей: 636 Вручить награду
Сообщений: 13700
Репутация: 27898

Особые награды

репутация 25000 репутация 15000 QOMAN TURPAL - За репутации 10000 Снегурочка нашего сайта на 2014 год За 10000 Сообщений

Награды

За 20 Сообщений и Добро пожаловать За хорошую репутации 10 За хорошую репутации 50 За хорошую репутации 100 За хорошую репутации 250 За хорошую репутации 500 За хорошую репутации 750 За хорошую репутации 1000 За хорошую репутации 2000 За хорошую репутации 3000 За хорошую репутации 4000 За СУПЕР репутацию За 100 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений За 6000 Сообщений За 7000 Сообщений За 8000 Сообщений За 9000 Сообщений
ИСЛАМ И СОВРЕМЕННОСТЬ
Если сначала, в XIX в., колониальное унижение и остро ощущавшаяся отсталость исламских стран вызвали к жизни энергичное движение модернизации ислама, если после второй мировой войны крушение колониальной системы повлекло за собой эпоху радикальных социальных преобразований и породило лозунги «исламского социализма», то с 70-х годов усиление экономической (за счет обильного потока нефтедолларов) и политической мощи стран ислама стало вести к росту националистических амбиций правящих слоев многих из этих стран и соответственно к увеличению роли ислама в качестве мощной национальной традиции, на которую удобнее всего опереться в борьбе с иноземными влияниями.
Здесь, разумеется, все далеко не однозначно. Под знаменем ислама поднимаются силы, борющиеся за национальную независимость, за освобождение той или иной страны от давления иностранных держав, как то случилось, например, в ходе революции в Иране. Однако нельзя забывать о том, что в ходе этой справедливой борьбы порой - как в том же Иране - проявляются едва ли не самые консервативные стороны ислама с его призывами ограничить права женщин, ориентироваться на жесткие нормы шариата. Нельзя забывать и о том, что националистический уклон с опорой на первозданную силу ислама ведет к усилению позиций наиболее реакционных слоев духовенства и соответственно - к ослаблению позиций прогрессивных реформаторов. Правда, в ряде современных стран ислама по-прежнему идут энергичные преобразования, в том числе и под лозунгами исламского социализма. Некоторые страны ислама, как известно, отдали даже дань так называемому пути «социалистической ориентации». Но все такого рода социалистические эксперименты в конце нашего века, как известно, с треском провалились. И это создало в исламском мире принципиально новую ситуацию, как бы широко раскрывшую двери для рискованных экспериментов фувдаменталистов, т. е. активных сторонников возвращения к средневековой чистоте ислама с одновременным решительным отрицанием духовного влияния со стороны «развращенного» Запада.
Иными словами, за последние десятилетия в мире создались определенные объективные условия для оживления ислама в его наиболее жесткой форме. И эти условия стали активно реализовываться усилиями уже упомянутых фундаменталистов, число которых с каждым годом растет, а действия которых - по меньшей мере, в ряде стран, как, например, в Алжире, - принимают все более откровенный экстремистский характер. В том же Алжире регулярно вырезаются бандами целые деревни. Кровь десятков тысяч невинных льется во имя того, чтобы устрашить остальных и заставить их стать на сторону экстремистски настроенных фундаменталистов. Если прибавить к этому те фундаменталистские установки, с которыми идут к власти в современном Афганистане талибы, то общая картина станет еще более тревожной. И далеко не случайно некоторые современные политологи, смотря в недалекое будущее, видят едва ли не основные конфликты следующего века в войне цивилизаций, а более конкретно - в столкновении Запада с миром ислама. И для таких мрачных прогнозов есть достаточно весомые основания.
Ислам, пожалуй, наиболее сильная из религий мира. Это объясняется, в частности, тем, что как религиозная доктрина и форма социальной организации он всегда играл на мусульманском Востоке несколько иную роль, нежели, скажем, христианство в Европе. Никогда, даже в пору своего полного господства над людьми, в периоды самых жестоких гонений и разгула инквизиции, христианство не вытесняло полностью светской власти. Ислам же заполонил собой все поры мусульманского общества, определил характер экономических отношений и формы политической администрации, социальную структуру, культуру и быт правоверных. Духовная жизнь в исламских странах не только всегда была под контролем ислама - она просто протекала в рамках ислама, была исламской как, по сути, так и по форме. И хотя мусульманские мыслители свободно оперировали философскими категориями, не имевшими ничего общего с ним, - все равно ислам был тем фундаментом, на котором стояли и от которого отталкивались правоверные. Можно было спорить по поводу неясных мест Корана, оспаривать те или иные суры или хадисы, становиться на точку зрения того или иного мазхаба, той или иной секты, но нельзя было выступить против ислама ни прямо, ни даже косвенно (например, в манере Рабле или Вольтера). Нельзя было не потому, что это кем-то категорически воспрещалось, что за это сжигали на кострах - как раз костров-то в исламе никогда и не было. Невозможно было потому, что в условиях абсолютного господства ислама, его всеобщности, интегрально сти выступить против него означало бы выступить против всего того, что есть в жизни и обществе мусульман, т. е. противопоставить себя этому обществу, оказаться как бы вне его, вне закона.
Все это стократ усиливало позиции ислама, придавало силу и прочность его культурной традиции, его влиянию на население, причем даже тогда, когда обстановка в мире резко изменялась, жизнь теряла свои привычные устои и новое решительно требовало считаться с собой. Вышесказанное объясняет те формы, в которых протекала трансформация ислама в мусульманском мире. Только в Турции, где антиклерикальные силы возглавили кемалистскую революцию и привели страну к радикальным преобразованиям, оказалось возможным решительным рывком вырваться из объятий ислама - хотя и не полностью. Во всем остальном мусульманском мире, в том числе и в тех странах, где еще недавно охотно говорили об исламском социализме и где действительно осуществляются порой радикальные социальные преобразования, ислам, не будучи решительно отброшен, сумел видоизмениться, трансформироваться, адаптироваться, даже укрепиться. Вписавшись в современную структуру, даже в меру признав авторитет науки, ислам продолжает давить на поступательное развитие общества своими тысячелетними традициями, подчас искусственно ныне реставрируемыми, как это можно видеть на примере некоторых стран, где радикальные и даже революционные перемены чаще всего несут на себе заметный оттенок фундаментализма.
Конечно, современные мусульманские улемы - не чета мутакаллимам тысячелетней давности. Они хорошо образованны, живут в ногу с современностью, не говоря уже о том, что многие из них пользуются всеми благами современной цивилизации, вплоть до телевизоров и автомобилей. Но они по-прежнему влияют на духовную жизнь страны и играют активную роль в политике. Более того, за последние годы это влияние заметно усилилось, а роль авторитетов ислама в определении политического курса стала еще более активной, как это видно на примере Ирана, Алжира или Афганистана.
Словом, из всех религиозных систем современного мира ислам остается одной из наиболее значительных сил. Сила ислама не в количестве его адептов (число христиан или буддистов в мире вполне сопоставимо с числом мусульман), но, прежде всего, в той идейно-институциональной структурной слитности вселенской мусульманской общины (уммы), основы которой были заложены еще Мухаммедом. Для ислама в наибольшей степени характерна интегрирующая функция религии, которая предстает здесь в своей наиболее наглядной и действенной форме. Ислам сегодня - в условиях изменившейся политической картины мира с нередко ведущей ролью исламских стран в определении политики и тактики всех развивающихся стран,- имеет объективные условия не только для сохранения в качестве одной из ведущих религиозных систем мира, но и для некоторого усиления своего значения в качестве идейного знамени национальных движений в значительной части земного шара.



Нет силы победить, пусть хватит гордости непокориться!
 
Reni Дата: Пятница, 12.11.2010, 17:23 | Сообщение # 5
Дирекция

Статус настроения

Супер заслуги

Трафик пользователя

Награды пользователей: 636 Вручить награду
Сообщений: 13700
Репутация: 27898

Особые награды

репутация 25000 репутация 15000 QOMAN TURPAL - За репутации 10000 Снегурочка нашего сайта на 2014 год За 10000 Сообщений

Награды

За 20 Сообщений и Добро пожаловать За хорошую репутации 10 За хорошую репутации 50 За хорошую репутации 100 За хорошую репутации 250 За хорошую репутации 500 За хорошую репутации 750 За хорошую репутации 1000 За хорошую репутации 2000 За хорошую репутации 3000 За хорошую репутации 4000 За СУПЕР репутацию За 100 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 2000 Сообщений За 3000 Сообщений За 4000 Сообщений За 5000 Сообщений За 6000 Сообщений За 7000 Сообщений За 8000 Сообщений За 9000 Сообщений
Особенности развития ислама в Чечне
Проникновение ислама в Чечню происходило постепенно.Полагают, что раньше других ислам приняло население исторической Ичкерии, то есть юго-восточной части Чечни ( в верховьях рек Аксай и Хулхулау, приток реки Сунжа). Однако массовая исламизация населения и укоренение ислама в Чечне произошло в конце XVIII- первой половине XIX в., когда там началась активная народно-освободительная борьба против экспансии Российской империи. Первый этап этой борьбы связан с именем шейха Мансура (Ушурмы), предположительные даты жизни которого -1760-1794. Он был родом из чеченского тейпа (патронимии) Элистанжхой и родился в селении Алды, имел жену и троих детей. Предполагают, что шейх Мансур получил образование в Дагестане. Его учителем был один из авторитетнейших муршидов (суфийских наставников), вероятно, Накшбандийского братства-тариката. Однако имя его учителя до сих пор неизвестно. По словам самого шейха Мансура, он получил право на проповедь и стал шейхом в 1783-м году. Его отличали величественный облик, ораторский дар, строгий аскетизм, соблюдение суфийской практики "уединения" (халва) и дар чудотворства. В своих проповедях он обличал "упорствующих в невежестве", выступал против пороков и кровной мести и призывал к единению всех мусульман. Под влиянием его проповеди даже пожилые люди совершали обрезание.
Царские власти неоднократно пытались схватить шейха Мансура. В июле 1785 г. его дом и все селение Алды были сожжены отрядом под командованием полковника Пиери. Однако на обратном пути отряд Пиери был разбит совместными силами алдинцев и их соседей. Это событие было воспринято чеченцами как знак особого благоволения Аллаха к шейху Мансуру. С этого момента он выступает как мощная политическая фигура, причем не только в Чечне, но и шире- на Северном Кавказе. В июле 1787 г., потерпев ряд военных поражений, шейх Мансур сначала перебрался за реку Кубань, а позднее в сопровождении четырех спутников - в Анапу, в то время турецкую крепость. Там он оставался до ее взятия русскими войсками 22 июня 1791 г., продолжая призывать кавказцев к общему выступлению против России. Духовный авторитет шейха был настолько велик, что, по словам очевидцев, его присутствие во время осады крепости могло заменить собой не одну тысячу воинов. Шейх Мансур был взят в плен 6 июля 1791 г. и привезен в Санкт-Петербург. По одной версии его отправили в Соловецкий монастырь, по другой - поместили в Шлиссельбургскую крепость "на безысходное пребывание", где в феврале 1794 г. он заболел, а в апреле умер.
В самой Чечне преемниками шейха Мансура в 1820-е гг. стали шейхи Абдул-Кадыр, Авко и Мухаммад Майртупский, а также имам Яух. Однако новый значительный подъем ислама в Чечне и народно-освободительной борьбы под его флагом связан с формированием в 1840-е гг. военно-теократического государства - Имамат Чечни и Дагестана с центром сначала в Дарго, а с 1845 г. - в Ведено во главе с имамом Шамилем. В своей государственной и религиозной деятельности имам Шамиль, аварец по национальности, руководствовался идейными и организационными принципами суфийского братства Накшбандия. При нем территория Чечни была разделена без учета традиционно сложившихся вольных обществ на военн-административные районы, которыми управляли назначенные им наместники-наибы. Они были наделены правами религиозной, административной, военной и судебной власти. В их обязанности входила также "забота о заключении наивозможно большего числа браков" между жителями вверенных им районов. Эти меры носили принудительный характер. Шариат (мусульманский закон), бывший вначале консолидирующей силой, позднее способствовал ослаблению имамата. Противоречия между шариатом и адатом (народными обычаями), а также приверженность старинным доисламским традициям и родовая сплоченность чеченского населения расшатывали жесткую военно-теократическую структуру горского государства. После падения имамата и пленения Шамиля (25 августа 1859 г.) территория Чечни была включена в состав Терской области Российской империи.
В это время в Чечне все большую известность приобретает новый учитель, быстро ставший знаменитым шейх Кунта-хаджи Кишиев (сын Киши). Он родился в горном селении Исти-Су (Мелча-Хи по-чеченски) примерно в 1830-м г. Кунта-хаджи позже вместе с родителями переселился в аул Илсхан-Юрт, расположенный в самом сердце Нохч-Мохка (Ичкерии). В юности он выделялся своей строгой нравственностью, трудолюбием и проницательностью. Он рано получил духовное образование и сначала был последователем Гези-хаджи, накшбандийского шейха из селения Зандак. В конце 1850-х гг. Кунта-хаджи совершил хадж. Видимо, в то время он стал последователем суфийского братства Кадирия, учение которого стал проповедовать по возвращении на родину, опираясь при этом на местные чеченские традиции и адат. Осуждение Кунта-хаджи всякой войны как неугодной Аллаху, призывы к смирению перед его волей, к поиску спасения в вечности праведного мира противоречили воинственной идеологии имама Шамиля, поэтому учение Кунта-хаджи в имамате было запрещено, а сам учитель подвергался гонениям. После падения имамата число последователей Кунта-хаджи стало быстро возрастать и в начале 1860-х гг. достигло свыше 5.000 человек. Его мирная проповедь была весьма привлекательной для людей, только что переживших многолетнюю кровопролитную Кавказскую войну. Кунта-хаджи учил: "Война - дикость. Удаляйтесь от всего, что напоминает войну, если враг не пришел отнять у вас веру и честь. Ваша сила - ум, терпение, справедливость. Враг не устоит перед этой силой и рано или поздно признает свое поражение. Никто не в силах осилить вас и вашу правду, если вы не свернете с пути своей веры - тариката".
Обряд посвящения в мюриды (ученики) Кунта-хаджи был простым. Кунта-хаджи или его поверенный (вакил) брали вступающего в братство-тарикат за руку и спрашивали, обязуется ли он, признавая в душе святость избранного наставника (устаза), помимо пяти нормативных намазов (молитв) произносить стократно сверхдолжную краткую молитву "Ла иляха илля-л-Ла" ("Нет никакого божества, кроме Аллаха") и участвовать в ритуале громкого кругового зикра, за который последователей Кунта-хаджи прозвали зикристами. Вступавший давал обязательство и свидетельствовал перед Аллахом и шейхом (устазом) или его вакилом, затем стократно повторял "Ла илаха илля-л-Ла", и таким образом посвящение свершалось. Представители официального мусульманского духовенства ( например, Абдулкадыр Хордаев и Мустафа Абдуллаев) по просьбе царской администрации созывали сельские сходы и устраивали богословские диспуты с Кунта-хаджи и его вакилами. Наставник был руководителем своего вирда (направления) в Кадирийском братстве, но имамом себя не называл и от этого звания отказывался. В январе 1863 г. по распоряжению Терского генерал-губернатора Кунта-хаджи и его брат Мовсар были схвачены в Шалинском районе Аргунского округа и со специальным конвоем отправлены через Владикавказ в Новочеркасск. В своем прощальном обращении к верующим Кунта-хаджи говорил: "Братья! Мы из-за систематических восстаний катастрофически уменьшаемся. Царская власть уже твердо укрепилась в нашем крае. Я не верю в сообщения и "разговоры" (хабары), что из Турции придут войска для нашего освобождения, что турецкий султан (хункар) желает нашего освобождения из-под ига русских. Это неправда, ибо султан сам является эксплуататором своего народа, как и другие арабские правители. Верьте мне, я все это видел своими глазами. (Действительно, во время совершения хаджа Кунта-хаджи побывал в разных мусульманских странах. - М.Р.) Дальнейшее тотальное сопротивление властям Аллаху не угодно! И если скажут, чтобы вы шли в церкви - идите, ибо они только строения, - а мы в душе мусульмане. Если вас заставляют носить кресты - носите их, так как это только железки, оставаясь в душе мусульманами. Но! Если ваших женщин будут использовать и насиловать, вас заставлять забыть язык, культуру и обычаи, - подымайтесь и бейтесь до последнего оставшегося! Свобода и честь народа это - его язык, обычаи и культура, дружба и взаимопомощь, прощение друг другу обид и оскорблений, помощь вдовам и сиротам, разделение друг с другом последнего куска хлеба".
Арест наставника послужил причиной так называемого "кинжального боя" (в русских документах это событие именуют "Шалинским делом"), когда с требованием освободить учителя в Шали прибыло около 3.000 его мюридов. Противостояние между ними, вооруженными лишь кинжалами, и русскими войсками генерала Туманова закончилось гибелью 164 чеченцев, среди которых было 6 или 8 женщин. Место гибели мюридов стало одной из наиболее почитаемых святынь Чечни. О судьбе самого Кунта-хаджи долгое время ничего не было известно. Однако в 1928 г. в архиве Владикавказа были обнаружены документы, подтверждавшие, что учитель скончался в 1867 г. в ссылке в г. Устюжна Новгородской области.

Кунта-хаджи проповедовал не только устно, но и рассылал рукописные воззвания, называемые среди его последователей "святыми письменами". Cуть учения Кунта-хаджи состоит кратко в следующем:

- мюрид со своим шейхом должен иметь неразрывную связь и абсолютно верить ему;

- сердце мюрида должно быть свободно от зависти, он не должен произносить хулу, поскольку это - страшный грех;

- мюрид обязан уважительно относиться ко всем людям, быть бескорыстным, всякого мусульманина считать своим братом и защищать его. Кунта-хаджи в своих проповедях подчеркивал:"Злого победи добротой и любовью.
Жадного победи щедростью. Вероломного победи искренностью. Неверного победи верой. Будь милосердным, скромным, готовым жертвовать собой".
Если мюриды соблюдают все установления своего братства-тариката и нормы шариата, то за остальное отвечает наставник-устаз- покровитель и спаситель своих мюридов в обоих мирах. Согласно традиции, тайна учения и молитв тариката была открыта Кунта-хаджи самим Аллахом. Рассказывают, что устаз обладал даром творить чудеса (карамат), исцелял больных, мог переноситься из одного места в другое и ежедневно во время полуденного намаза невидимо присутствовать в мечети Мекки. Мюриды Кунта-хаджи верят, что он - один из 360 святых (аулия), благодаря которым держится мир, и, что он вернется на землю, когда наступит определенный час. Кунта-хаджи посвящены многочисленные религиозные гимны-назмы. Могила его матери Хеды в селении Гуни (Веденский район Чечни) является почитаемым местом поклонения верующих. Там же находится родник с целебной водой, возникший, согласно традиции, в том месте, где остался след посоха Кунта-хаджи.
В 1861-1864 гг. вирд (направление) Кунта-хаджи Кадирийского тариката становится крупнейшим в Чечне (согласно оценкам, сегодня к нему примыкает примерно 60% чеченцев). Вирд был четко структурирован: в крупные села были назначены вакилы (поверенные) Кунта-хаджи, им подчинялись тамады (старшие), а последним - туркхи (глашатаи), руководившие отдельными группами рядовых мюридов.
В последней трети XIX в. из вирда Кунта-хаджи выделилось несколько самостоятельных вирдов - шейха Бамматгирея-хаджи из селения Автуры, шейха Чиммирзы из селения Майр-Туп Шалинского района и ингушского шейха Батал-хаджи из селения Сурхохи.
Основной обряд всех этих вирдов - громкий зикр (коллективное радение), начинающийся медленными телодвижениями и перемещением, переходящим в быстрый бег по кругу против часовой стрелки. Согласно традиции, громкий зикр символизирует кружение ангелов вокруг трона Аллаха.Для отправления зикра необходимо знать и соблюдать предписанные шейхом правила: особые ритмические движения, регламентированную позу, умение осуществлять контроль за дыханием. Каждый шейх разрабатывал свои, отличающиеся от других правила выполнения зикра. В промежутках между отдельными фазами зикра исполняются религиозные гимны (назмы), после которых читается дуа (молитва-просьба) на арабском и чеченском языках.
Последнее по времени ответвление последователей Кунта-хаджи - вирд Вис-хаджи Загиева (умер в 1973 г.), которого также называют "Атбасарским шейхом". Его духовным наставником был шейх Чиммирза. В 1950-е гг. в период депортации чеченцев в Казахстан Вис-хаджи сообщил мюридам Чиммирзы, что он установил в духовном мире непосредственный контакт с учителем Кунта-хаджи, и тот раскрыл ему истинный смысл своего учения и возложил на него миссию проповедовать "чистый путь". Помимо барабана, использовавшегося в ходе зикра шейхом Чиммирзой, Вис-хаджи добавил к этому также чеченскую скрипку (чондарг). Он считал, игра на чондарге - особая благодать Аллаха, ниспосланная для очищения мыслей и смягчения чувств. Вис-хаджи проповедовал, что его последователям при условии соблюдения всех необходимых предписаний уготован Хазрат Мохк - прекрасный вечнозеленый оазис, где воздух напоен ароматом лимона. Там они соберутся в Судный день. Хазрат Мохк это - не рай (аль-джанна), а совершенно особый мир.
Большое значение Вис-хаджи придавал труду. Он учил, что Аллах обязывает трудиться ради семьи. Любая работа должна совершаться с сознанием, что это - ради Аллаха, исключая труд на табачных и винных предприятиях. Устаз запрещал женщинам выходить за мюридов другого вирда. Он сам заключал браки по достижении мюридами совершеннолетия (девушками -18, юношами - 20 лет). Вис-хаджи ввел в практику совместное совершение зикра мужчинами и женщинами. Во время коллективных и индивидуальных богослужений мюриды надевают белую папаху, поэтому вирд часто называют "вирдом белошапочников". Мужчины носят черные или темно-синие бешметы, а женщины - чухту (головную повязку, скрывающую волосы) и длинные шаровары.
Проповедь Накшбандийского тариката (братства) в Чечне восходит к шейху Мансуру, правда по не вполне подтвержденным данным устной традиции. Затем в 1840-50-е гг. Накшбандия распространялась чеченскими учителями-устазами, сподвижниками имама Шамиля: Ташовом-хаджи, Умал-Ахадом и другими.
Позднее в 1880-90-е гг. в Чечне активно действовали накшбандийские шейхи из так называемой "аксайской династии": Абдулазиз (Докку)-хаджи, Дени-шейх, Солса-хаджи, Абдулвагап-хаджи и некоторые другие. Зачинателем этой ветви шейхов был мулла Башир (Абу) из селения Аксай, ныне находящемся в Хасавюртовском районе Дагестана.
Для последователей Накшбандийского тариката характерен тихий зикр, который верующий совершает "в cердце своем", то есть про себя, либо шепотом.
Принадлежность к тому или иному вирду Кадирийского или Накшбандийского братств стало составной частью образа жизни чеченцев и, в значительной степени, определяется семейно-родственными связями.Врастание местного суфизма в чеченский образ жизни, в основном, завершилось к началу XX века.
Русская революция 1917 г. внесла существенные коррективы в развитие чеченского ислама. Отмечу некоторые принципиальные моменты этого сложного и противоречивого процесса.
20 января 1921 г. во Владикавказе открылся Горский учредительный съезд, собравший представителей всех народов Северного Кавказа, включая чеченцев. Съезд согласился признать советскую власть при условии признания последней шариата и адата (обычая) на Северном Кавказе и возвращения горцам ранее отобранных у них царизмом земель.Сталин, в то время народный комиссар по делам национальностей и официальный представитель Москвы на съезде, оба условия принял.В результате достигнутого соглашения возникла Горская советская республика, в состав которой была включена Чечня. Как писал известный чеченский историк Абдурахман Авторханов: "Таким образом, была создана совершенно неестественная советская республика горцев с советской эмблемой на знамени и шариатской конституцией в жизни. Во всех правительственных учреждениях, школах и других публичных местах по приказу самих же большевиков вместо Ленина и членов Полтбюро Российской Компартии красовались портреты Шамиля и его наибов (наместников). Ряд казачьих станиц по прямому приказу Сталина и Орджоникидзе был переселен внутрь России, а чеченцам и ингушам были возвращены их исконные земли, не считая уже тех, которые были захвачены самим народом в явочном порядке".
К концу 1920-х гг. отношения советской власти с чеченцами оказались испорченными. Это было связано как с началом коллективизации сельского хозяйства, так и с усилением антирелигиозной политики правительства. Осенью 1929 г. в Чечне вспыхивают сразу два восстания: в селении Гойты во главе с Ахмат-муллой и Куриевым и в Шали во главе с Шитой Истамуловым. Восставшие учредили временную народную власть и потребовали от Советского правительства:

- Прекратить незаконную конфискацию крестьянских хозяйств под видом коллективизации.

- Прекратить произвольные аресты крестьян под видом ликвидации "кулачества".

- Отозвать из всех районов Чечни начальников ГПУ (так тогда назывался КГБ), назначив на их место выборных гражданских лиц из самих чеченцев для расследования уголовных дел.
- Ликвидировать назначенные сверху "народные суды" и восстановить институт шариатских судов, предусмотренный учредительным съездом Горской советской республики.
- Прекратить вмешательство краевых и центральных властей во внутренние дела Чеченской автономной области.
Правительственная комиссия, прибывшая из Москвы, признала ошибки, но обвинила в них местных "товарищей". Она призвала повстанцев сложить оружие и разойтись по домам. Однако сотрудники ГПУ числом до 150 человек попытались задержать самого заметного лидера повстанцев Шиту Истамулова в его доме. После освобождения своими соратниками Шита призвал всех чеченцев к "священной войне" за восстановление "имамата Шамиля" и изгнание "неверных" c Кавказа.
К середине декабря 1929 г. в центры восстания Гойты и Шали были направлены четыре дивизии пехоты и 28 стрелковая дивизия из Владикавказа. Кроме того, к операциям были привлечены три эскадрона войск ГПУ из Грозного, Владикавказа и Махачкалы. К середине января оба центра чеченского сопротивления были взяты. В Гойты штаб повстанцев во главе с их лидерами был уничтожен, а Красная Армия потеряла почти весь 82-й пехотный полк. В боях за Шали красный командарм Белов потерял силы, численно превосходившие одну дивизию, при этом Шита Истамулов с частью своих сторонников вырвался из села и ушел в горную Чечню. Позднее он и его сторонники были амнистированы центральным советским правительством. Шита даже был назначен председателем Шалинского потребительского кооперативного союза.Однако когда осенью 1931 г. Истамулов был вызван к районному начальнику ГПУ Бакланову для вручения ему официального акта амнистии из Москвы, тот выпустил в Шиту всю обойму из своего пистолета. Тяжело раненный Истамулов насмерть заколол вероломного начальника, но сам был добит наружной охраной ГПУ. Брат Шиты Хасан ушел в горы и со своими сторонниками до 1935 г. беспощадно мстил чекистам за убийство брата.
Примерно в то же время москвич Егоров, бывший тогда первым секретарем Чеченского областного комитета компартии, принял решение организовать свиноводческую ферму в горном селении Дарго, где достаточно долго в прошлом находилась столица имамата Шамиля. Его чеченские коллеги всячески убеждали Егорова не делать этого, поскольку чеченцы - мусульмане, они не едят свинину и вообще считают свиней нечистыми животными. Егоров, в свою очередь, обвинил своих оппонентов в приверженности религиозным предрассудкам: "Если чеченцы не едят свинины, тем лучше для самих свиней, - не будут красть." Cвиноводческая ферма просуществовала ровно один день: днем свиней привезли, ночью жители села их закололи, при этом не было украдено ни одной свиньи. Больше свиней в горы не завозили, но из Дарго вывезли около 30 "бандитов" для отправки в Сибирь.
В 1930-е гг. в Чечне производятся массовые аресты среди традиционных мусульманских лидеров (имамов мечетей, руководителей вирдов суфийских братств), закрываются многие мечети. Все это было связано с общим духом антирелигиозной истерии, царившей тогда в Советском Союзе. Вместе с тем большинство чеченцев продолжало хранить верность своим исламским традициям. Интересно, что с этим связан отказ от проведения мобилизации чеченцев на службу в армию в годы Второй Мировой войны. В феврале 1942 г. Главное командование Красной Армии издало специальный приказ, мотивировавший освобождение чеченцев, а также ингушей от военной службы по религиозным убеждениям, поскольку они отказывались есть свинину. Вероятно, постепенно раздражение центральной советской власти против чеченцев нарастало. Как сообщает один из студентов-очевидцев того времени, "в конце 1943 года в городе Грозном распространился слух, что чеченцы и ингуши будут выселены, но об этом только шептали друг другу. "Депортация и тех, и других началась 23 февраля 1944 г. в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Российской Советской Социалистической Республики "О ликвидации Чечено-Ингушской Автономной Республики и выселении ее населения". Указ голословно обвинял чеченцев и ингушей в коллаборационизме с немцами, хотя территория Чечено-Ингушетии не была оккупирована немецкими войсками, если не считать кратковременного занятия пограничного пункта Малгобек, в то время населенного русскими. Несмотря на разрешение чеченцам и ингушам вернуться в родные места, принятое Хрущевым, российское правительство и парламент так до сих пор публично и не извинились перед этими репрессированными народами. Тем не менее, депортация, как представляется, весьма благоприятно сказалась на сохранении религиозных традиций чеченского народа. Можно даже говорить о том, что у многих соседей чеченцев из числа тех, кто не пережил трагедии депортации, за исключением, пожалуй, дагестанцев, их религиозные традиции оказались, в значительной степени, утраченными. Выселение Сталиным целого народа в казахстанские степи отчасти сопоставимо с вавилонским пленением древних евреев. Известно, что тяжелые жизненные испытания наряду с материальными невзгодами способствуют углублению духовного опыта народа и его мистического мировосприятия. Чеченские горцы, оторвавшись от родной кавказской среды и оказавшись в толще Советского Союза в Казахстане, активно взаимодействовали с местным населением, казахами и русскими, а также другими собратьями по несчастью. Все это сильно способствовало сохранению и обогащению религиозного и духовного опыта чеченцев. Многие чеченские мусульманские учителя не пережили эпохи изгнания, но они передали свои знания и традиции младшим поколениям. Интересно, что степень духовной свободы у горцев-изгнанников была выше, чем у других северокавказских горцев, не подвергшихся выселению, но зато оказавшихся под неусыпным тоталитарным контролем. Общение с православным и другим христианским населением содействовало возникновению среди чеченцев значительного внимания к Иисусу Христу, хотя и воспринимаемому, согласно мусульманской традиции, в качестве одного из пророков, и вере в его второе пришествие. Во время Первой чеченской войны в сентябре 1995 г. одна из моих знакомых чеченок средних лет рассказывала мне о том, что видела сон, как разверзается небесный свод и оттуда по лестнице спускается живой Иисус. Идея о втором пришествии Иисуса Христа распространена у чеченцев, хотя и не столь широко, как среди христиан, но явно шире, чем среди других мусульман.
После возвращения чеченцев из ссылки (депортации) и восстановления Чечено-Ингушетии в 1957 г. религиозная жизнь в республике пребывала под спудом и подпала под "компетенцию", созданного еще в 1944 г. при Сталине Духовного управления мусульман Северного Кавказа. Полное отсутствие до 1978 г. мечетей придавало ей фактически нелегальный характер. Представители советской власти провоцировали конфликты между различными течениями суфийского ислама.
Постепенная легализация и оживление ислама начинается в 1980-е гг. Когда в 1989 г. в Чечено-Ингушетии впервые после Второй Мировой войны лидером компартии становится чеченец Доку Завгаев, мусульмане в республике обретают реальную свободу. Начинается подлинное возрождение ислама: строятся мечети, восстанавливаются "святые места", куда местные верующие привыкли совершать паломничества, в Грозном и Назрани (Ингушетия) открываются исламские институты. Позднее в 1990-е гг. широкие масштабы принял ежегодный выезд паломников в Мекку на хадж, а также выезд чеченских студентов на учебу в мусульманские, преимущественно арабские, страны.
Чеченская революция сентября 1991 г. приводит к созданию де-факто самостоятельной Чеченской Республики-Ичкерии. В республике возникает отдельное Духовное управление мусульман.
Необходимо отметить, что, в целом, чеченский народ отличается высоким уровнем религиозности. Исполнение мусульманских обрядов и чеченских традиций, связанных с исламом, - неотъемлемая часть местного образа жизни. Суфизм.стал характерной чертой чеченского ислама. В силу ряда исторических причин, и в частности длительного пребывания чеченцев в изгнании, а также преследования суфийских учителей (устазов) в советское время, в Чечне сегодня больше нет живых учителей, и различными суфийскими вирдами (направлениями) руководят духовные лидеры, не имеющие прямой преемственной связи с устазами. Тем не менее основные характерные приметы местного суфизма отчетливо различимы и в наши дни.
Мужчины и женщины в Чечне обычно совершают зикр отдельно. В каждой местности группы мюридов, последователей того или иного суфийского направления, возглавляются мужчиной или женщиной-туркхом, то есть определенным лицом, ответственным за совершение зикра, единственное исключение составляет вирд (направление) Вис-хаджи, который ввел в практику совместное исполнение зикра мужчинами и женщинами. Обостренный интерес к Чечне, вызванный войной за независимость и заметным выездом чеченцев на учебу в зарубежные мусульманские школы, привел к тому, что на мусульманском Востоке зикр вирда Кунта-хаджи стали в последнее время называть "чеченским". Одновременно он был признан мусульманскими авторитетами как самостоятельный зикр, соответствующий канонам ислама. Тому, кому доводилось наблюдать группы зикристов в чеченских селах, надолго запомнится незабываемое впечатление от исполнения зикра. Сельские мужские и женские группы мюридов во главе со своими туркхами представляют собой, как правило, прекрасные народные коллективы, сплоченные могучей религиозной идеей. Однажды с одним таким женским коллективом из поселка Комсомольский в Наурском районе я вместе с моим коллегой и другом Алексеем Кудрявцевым ехал на автобусе из Северной Чечни в оккупированный федеральными силами Грозный, чтобы принять участие в демонстрации по случаю 4-й годовщины чеченской независимости (6 сентября 1995 г.). В течение всего нашего пути чеченки во главе с женщиной-туркхом распевали религиозные песнопения. Поражали не только глубокие чистые голоса, но и та духовная энергия, которую они разливали вокруг и от которой буквально сотрясался и дрожал потрепанный сельский автобус.
В годы Первой чеченской войны (1994-96) Чечня превратилась в зону "горячего" ислама, притягивающего к себе не только чеченцев, но и людей других национальностей, оказавшихся под его обаянием. К сожалению, это открыло путь к проникновению так называемого ваххабизма в Чечню, приведшего к серьезному кризису внутри местного ислама, о чем далее я собираюсь рассказать.
Первый очаг северокавказского радикального ислама сложился в Дагестане, откуда он начал постепенно распространяться по всему Северному Кавказу. К середине 1990-х гг. Дагестан стал идеологическим центром радикального ислама, а в испытательный полигон довольно быстро превратилась Чечня.
Радикальных мусульман Северного Кавказа часто называют "ваххабитами". Им самим по не вполне понятным причинам этот термин очень не нравится, и они предпочитают называть себя сторонниками салафии (возврата к истокам) или сторонниками "чистого ислама". "Ваххабиты" стремятся к обновлению ислама на основе а и Сунны и отрицают все исторические напластования традиционного суннизма. Особенно негативно сторонники "чистого ислама" относятся к суфизму, пустившему глубокие корни в республиках Северного Кавказа (прежде всего, в Дагестане, Чечне и Ингушетии). По их мнению, наличие шейха или устаза (наставника) в качестве посредника между Богом и человеком противоречит фундаментальным основам мусульманской веры. Северокавказские фундаменталисты решительно отвергают поклонение "святым местам" (зияратам), возникшее на основе суфийской традиции. Они также выступают за сокращенный ритуал поминовения усопших и считают, что время четырех классических суннитских мазхабов (религиозно-правовых школ) прошло ,и в наши дни возможен общий подход к толкованию Корана и Сунны в рамках единого мазхаба.
Лидером северокавказских радикалов стал дагестанец Багауддин-Мухаммед Кебедов (1945 г. рождения, село Ведено ). В 1991 году он основал медресе в г.Кизилюрт, расположенном недалеко от Махачкалы (столицы Дагестана).
Б.-М. Кебедов проявил себя талантливым проповедником: его аудио- и видеокассеты на аварском и русском языках пользовались большой популярностью по всему Северному Кавказу, включая Чечню. Б.-М. Кебедов всегда явно тяготел к общественной деятельности и довольно рано начал строить организацию радикальных мусульман, которую он назвал "Джамаат" ("Община"). Во время моей поездки в Дагестан летом 1997 года мне удалось встретиться с Б.-М. Кебедовым и послушать его проповедь в мечети Кизилюрта. Багауддин-Мухаммед, бывший уже в это время амиром (главой) "Джамаата", объяснил мне, что пост-коммунистическое правительство Дагестана находится в состоянии "ширка" (язычества или многобожия, приравниваемого к неверию). Регистрация мечетей и общин радикальных мусульман, по его мнению, не имеет принципиального значения. "Мы уже зарегистрированы Аллахом, - говорил Багауддин-Мухаммед, - мы не хотим брать власть в свои руки, мы хотим, чтобы власть была в руках Аллаха. Для нас географические и государственные границы не имеют значения, мы работаем и действуем там, где это возможно. Дагестан сегодня управляется из Москвы, мы не имеем исламского общества, аналогичного существующему в Чечне. Мы бы одобрили, например, полный запрет на продажу алкоголя, но для нас важнее вера (иман) и единобожие (таухид). В исламском государстве мы хотели бы ввести службу мухтасибов (полицию нравов). Привычку курить и наркоманию мы рассматриваем как харам (то, что запрещено)". Я спросил Багауддина-Мухаммеда, что он думает о возможной независимости Дагестана. Он ответил, что является приверженцем исламского государства, и это для него принципиально. Состояние куфра (неверия) для него неприемлемо, будь то в составе Российской Федерации или независимом Дагестане.



Нет силы победить, пусть хватит гордости непокориться!
 
haker526 Дата: Пятница, 18.03.2011, 09:18 | Сообщение # 6
Сержант

Статус настроения

Супер заслуги

Трафик пользователя

Награды пользователей: 9 Вручить награду
Сообщений: 146
Репутация: 1418

Особые награды

Награды

За 20 Сообщений и Добро пожаловать За хорошую репутации 10 За хорошую репутации 50 За хорошую репутации 100 За хорошую репутации 250 За хорошую репутации 500 За хорошую репутации 750 За хорошую репутации 1000 За 100 Сообщений
barkallax

Не завидуй тому, кто сильней и богат.
3а рассветом всегда наступает закат.
С этой жизнью короткою, равною вздоху,
Обращайся, как с данной тебе напрокат.
 
magdalena Дата: Воскресенье, 15.01.2012, 03:59 | Сообщение # 7
Сержант

Статус настроения

)))*Allhamdullilah*

Супер заслуги

Трафик пользователя

Награды пользователей: 21 Вручить награду
Сообщений: 489
Репутация: 872

Особые награды

Награды

За 20 Сообщений и Добро пожаловать За хорошую репутации 10 За хорошую репутации 50 За хорошую репутации 100 За хорошую репутации 250 За хорошую репутации 500 За хорошую репутации 750 За 100 Сообщений
salam barkallax

во имя АЛЛАХА милостивого милосердного!!!!
 
Форум » История » История » История ислама в Чечне.
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2016